?

Log in

No account? Create an account

НЕ РАЗ ОЧАРОВАННЫЙ СТРАННИК

Блог из Ростова-на-Дону

Previous Entry Share Next Entry
Падающие звёзды
oskanov

Этот рассказ посвящается Жану-Франсуа Пилатру-де-Розье – Первому Пилоту и Юрию Алексеевичу Гагарину – Первому Космическому Пилоту. Есть люди, которые падали, чтобы другие могли летать…


Справка из Общей Земной Энциклопедии, редакция 2987 г. н.э.


Планета Лада-12.

Звёздная система: Альдебаран-18.

Сектор: М8

Домен: Славянский Космический Альянс.

Вторая планета звёздной системы Альдебаран-18. Длина планеты по меридиану: 47 926 км. Длина эклиптики: 987 млн. км. Продолжительность года: 401,256 стандартный день. Водная поверхность занимает 78,15% всей поверхности планеты. 21,85% занимает суша, состоящая из трёх основных материков и ряда архипелагов. Средняя высота над уровнем моря: 254 м. Средняя глубина под поверхностью океана: 6 425 м.

Начало первичного терромодифицирования: 2814 г. н.э. Окончание первичного терромодифицирования: 2937 г. н.э. В 2938 г. на планете, в рамках проекта «Генезис», была основана колония. Главная цель проекта – создание биосферы на подготовленной планете. Срок выполнения проекта 51 стандартный год. Общая численность колонистов составляет около 20 500 человек: учёные и технический персонал, а также члены их семей. Финансирование и содержание «Генезиса» идёт за счёт транскосмической корпорации «Терроформатор»…


Планета Лада-12. Колония ГК-1. 16 октября 2987 г. н.э.


Флайер медленно летел над окрестностями колонии. Под ним проплывал вполне земной пейзаж – результат сорока девяти лет работы персонала проекта «Генезис». Справа внизу был виден лес. Осень уже прошлась своей кистью по листве деревьев, смешав в своей палитре оттенки охряного и багряного. В небе, чуть левее флайера, вытянутым клином, летели неспешно на юг журавли.

Утром с моря подул ветер, который усилился к вечеру. Небо затянуло грозовыми облаками и, казалось, что тучи готовы вот-вот разродиться тяжёлыми каплями дождя.

В кабине флайера сидела женщина лет тридцати пяти на вид. Её звали Жанна Данилова. Она была орнитологом и уже три года работала на Ладе-12, участвуя в проекте терроформирования. На планету она прилетела с мужем и восьмилетним сыном, который за три года успел повзрослеть, и стал часто совершать самостоятельные прогулки, пока родители работали.

Женщина ввела в бортовой компьютер номер идентификационного браслета своего сына, и автопилот послушно изменил курс, направляя летательный аппарат на сигнал радиомаяка встроенного в браслет. После этого она откинулась на спинку кресла и стала любоваться видом. Она думала о том, что осень для леса, по сути – увядание, смерть, но всё равно это красиво и радует глаз. Оказывается и смерть может быть красивой. Или это потому, что и не смерть это вовсе, а лишь смена декораций в новом круге бытия?

Внизу показался обрывистый берег моря. Было видно, что легкое волнение, начавшееся ещё утром, переросло к вечеру в настоящий шторм. Волны, словно обречённые воины, снова и снова шли на приступ отвесных бастионов береговых скал. Флайер стал снижаться. Едва заметная точка у самой кромки обрыва стала приближаться, расти, и стало видно, что это мальчик лет десяти - одиннадцати, сидящий на большом, поросшем мхом, камне…

Мальчишка сидел и смотрел на море, погружённый в свои детские грёзы. Звали его Ваня Данилов. Мечтал он о том же, о чём мечтает большинство мальчишек в его возрасте: о необычайных приключениях, о великих подвигах и о неизведанных доселе мирах.

И вот уже пронизывал бездонные пропасти пространства его боевой звездолёт, неся Капитана Данилова в неравный бой с армадой вражеского флота. Но разве имеет значение численный перевес врага, когда за штурвалом сидит пилот-легенда? Да, тот самый, который придумал «двойную спираль Данилова» и «космического мотылька Данилова» - фигуры самого высшего пилотажа среди военных космических лётчиков…

А в джунглях ещё не покорённых планет метко бил космический десантник Иван Данилов чудищ из своего верного плазменного ружья, спасая мирных колонистов то от нашествия полуразумных мутантов, то от внезапного вторжения пришельцев с бета Лебедя, то от узурпаторов, силой захвативших на планете власть.

Везде боролся он со злом и несправедливостью, и побеждал мегагалактических злодеев, заставляя их падать ниц, и молить о пощаде. Так стоит ли после этого упрекать в нескромности спасённых им Прекрасных Дам, не скрывавших свои восхищённые взгляды? Справедливости ради, надо заметить, что лицо у всех Прекрасных Дам было одно и тоже – лицо Лидочки Скворцовой из параллельного класса.

Ход его мыслей прервал звук приземляющегося флайера. Ещё несколько секунд и летательный аппарат застыл в десятке метров от паренька. Открылась дверь кабины.

- Вот ты где! – женщина легко спрыгнула с подножки. – А мы уже ужинать собрались. Полетели?

- Да, мам, - мальчик поднялся с камня. Он уже хотел развернуться и пойти сесть в флайер, как вдруг увидел, как по небу ярким молниеносным росчерком пронёсся метеор. Он повернулся к матери:

- Ты видела?

- Да, сынок. Звезда упала. Можешь загадать желание.

- И оно сбудется?

- Ну, конечно же. А как иначе? – Мать ласково потрепала кудри сына.

Он посмотрел в тёмное небо, вздохнул, о чём-то подумал и произнёс торжественным серьёзным тоном: - Я загадал.


28 лет спустя. Сектор К6.Система Эпсилон Обезьяны. 21 ноября 3015 г. н.э. 18 ч 21 мин. (нуль-меридиан).


Он спал, отдыхая после своего первого дежурства в секторе К6, куда он был переведён всего два дня назад. Спасательная служба сектора испытывала острый дефицит в подготовленных пилотах. Человечество быстро продвигалось вглубь космоса, и нехватка квалифицированных кадров была следствием стремительной экспансии, болезнью роста.

Неожиданно из динамиков коммуникатора раздался сигнал срочного вызова. Повинуясь условному рефлексу, результату долгих лет тренировок, Иван мгновенно проснулся и отдал голосовую команду: «Связь!» Экран коммуникатора включился, явив взволнованное лицо Вероники Калининой – главного диспетчера Спасательной Службы Сектора К6.

- Лейтенант Данилов, у нас чрезвычайная внештатная ситуация, – без всякого приветствия встревоженным и непривычно официальным тоном произнесла Вероника и, не дожидаясь ответа, продолжила: - Передаю связь генералу Козлову.

Лицо Командующего Спасательной Службой появилось на экране прежде, чем Иван успел удивиться. Ему приходилось видеть генерала только по вещательной сети, во время трансляций праздничных ежегодных парадов. Видимо произошло действительно что-то очень серьёзное.

- Приветствую, лейтенант.

- Здравия желаю, товарищ генерал, - быстро поздоровался Иван.

- Время не терпит формальностей, поэтому перейду сразу к делу. На орбите Индиго-6 произошла авария. Корабль первичного терроформирования получил серьёзные повреждения и падает на планету. Связь с кораблём потеряна. Дистанционное управление терроформатором не представляется возможным. Согласно данным, полученным со спутников наблюдения на орбите Индиго-6, время примерного контакта корабля с поверхностью планеты – 20 часов 43 минуты местного времени по нуль-меридиану. «Осталось чуть более двух часов», - машинально прикинул Иван, а генерал, тем временем продолжал: - Ваш корабль, единственный в этом секторе, находится в непосредственной близости от терроформатора. Тактический анализ ситуации показывает, что вы сможете пристыковаться к аварийному кораблю в районе 19 часов 30 мин. У вас останется совсем немного времени, чтобы выяснить ситуацию и попытаться предотвратить падение. Думаю, не нужно объяснять всю серьёзность ситуации. Капитан Калинина познакомит с деталями миссии, пока вы будете добираться до цели. Передаю ей слово, и…удачи, лейтенант.

- Спасибо, товарищ генерал. Я не подведу.

На экране снова возникло лицо Вероники:

- Иван, я загрузила в твой навигационный компьютер координаты цели.

Данилов вызвал на дисплей маршрутное меню, выбрал из списка координаты высланные диспетчерской службой, после чего активировал автопилот. «Отвага» послушно лёг на заданный курс.

- Что там стряслось, Верона?

- Терроформатор ТФ-145 направлялся в систему Дельта Тукана, на единственную планету в системе. Это в трёх прыжках от Эпсилон Обезьяны. После выхода из подпространства к нему должен был пристыковаться беспилотный корабль технической поддержки – дозаправить и произвести плановую предпрыжковую диагностику систем. По непонятным причинам корабль поддержки врезался в обшивку ТФ-145-го. Произошёл взрыв. Причины катастрофы неизвестны. Возможно, их можно будет установить, получив показания бортовых самописцев хотя бы одного из кораблей.

- Что с заправщиком?

- Уничтожен во время взрыва.

- Понятно. Как оценивается состояние ТФ-145?

- Трудно сказать. Во время взрыва и принимающая и передающая антенны были уничтожены. Можно судить о состоянии корабля только визуально, по снимкам полученных со спутников. Передаю тебе снимки.

- Спасибо, посмотрю на них чуть позже.

- Ситуация критическая, Иван. Терроформатор падает на планету. Ты знаешь, в состав его стандартного оборудования входят реакторы атмосферной конверсии, ядерные источники питания для автономной работы и химические реактивы – конверсионные агенты. Страшно подумать, что будет, если ТФ-145 столкнётся с планетой.

- Загрузи мне информацию о Индиго-6.

- Минуту… есть. Можешь ознакомиться.

- Хорошо. Вероника, я свяжусь с тобой, когда буду у цели.

- Я на связи если что. – Экран коммуникатора погас.

Пальцы Ивана пробежались по клавиатуре, выводя на основной информационный дисплей присланные данные. Взгляд скользил по строчкам: «Планета Индиго-6…Звёздная система: Эпсилон Обезьяны…Сектор: К6…Домен: Славянский Космический Альянс…Вторая планета звёздной системы Эпсилон Обезьяны. Длина планеты по меридиану: 39781 км…» - Он пропустил справочные значения и продолжил чтение: «Начало первичного терромодифицирования: 2856 г. н.э. Окончание первичного терромодифицирования: 2971 г. н.э. Стадия «Генезис»: 2971 – 3012 гг. н.э. Общая численность колонистов составляет около 20 000 000 человек».

Иван задумался. Эвакуировать такое количество человек за час невозможно. Кроме того, даже если бы времени было немного больше, на планете наверняка нет необходимого количества космических транспортов.

Специализированных убежищ на планете тоже нет. Славянский Космический Альянс уже давно ни с кем не воевал, а планета модифицирована всего три года назад.

Он снова воспользовался клавиатурой, выводя на экран снимки повреждённого терроформатора. На них было видно, что корма и правый борт корабля серьёзно повреждены. Металл был оплавлен, и вывернут наружу, видимо мощным взрывом изнутри.

Связавшись с Вероникой, он подтвердил свои догадки: транспортов на планете едва ли хватало на единовременную эвакуацию ста тысяч человек. Убежищ не было.

- Мы уже подали сигнал о начале эвакуации. Спасательные службы планеты предпринимают всё возможное. – Вероника старалась говорить спокойно, но было слышно по тону, что она взволнована.

- Надеюсь, всё обойдётся, Верона, - попытался успокоить её Данилов.

- Мы все всегда надеемся на лучшее.

- Это правда. – Оставшиеся минуты он летел молча.

Когда он подлетел к ТФ-145, стало ясно, что пристыковаться к нему нет никакой возможности – стыковочные кронштейны были уничтожены взрывом. Корпус был во многих местах оплавлен. Он снова вышел на связь, объяснив Веронике ситуацию. После чего продолжил:

- Похоже, мне придётся выходить в космос и добираться к кораблю в скафандре.

- Ты сможешь попасть внутрь через один из ремонтных люков. Они расположены по всей обшивке корабля. Думаю, хотя бы один уцелел и функционирует. Я связалась с представителями корпорации «Терроформатор». Они передали мне все коды доступа к управлению ТФ-145П. Отправляю их тебе.

- Спасибо, Верона. – Иван тем временем подлетел на расстояние пятьдесят метров к повреждённому кораблю. После чего оставил управление бортовому автопилоту, отдав команду следовать на дистанции за целью.

Облачение в скафандр для работ в открытом космосе не заняло много времени. Всё это регулярно и многократно отрабатывалось во время тренировок спасателей на тренажёрах.

Подобраться к терроформатору было достаточно просто – специальный гарпун впился в обшивку ТФ-145П. К орудию был прикреплён тонкий трос. С помощью компактного сервомеханизма Данилов, облачённый в скафандр, легко подтянул себя к корпусу корабля. Ближайший ремонтный люк находился в нескольких десятках метров. Это расстояние пришлось ползти. Благо перчатки и обувь скафандра были оснащёны особыми приспособлениями – присосками, наподобие тех, что встречаются на Земле у ящериц-гекконов. Специалисты-бионики давно разгадали секрет присосок, и вот уже много лет это чудесное приспособление стояло на вооружении у всех, кто работает в открытом космосе.

Добравшись до ремонтного люка, Иван активировал беспроводной интерфейс связи встроенного в скафандр персонального компьютера. Тот связался с замком люка и передал код доступа. В обшивке открылся проход, ведущий в ремонтную галерею. Не мешкая, спасатель забрался внутрь. Вызвав на стекло шлема схему помещений, он быстро определил, где на корабле находится навигационный отсек. Корабли класса ТФ были беспилотными, но согласно конвенции принятой ещё в прошлом веке, все корабли, независимо от их класса и назначения, должны иметь органы управления и возможность перехода на ручное пилотирование.

Путь к навигационному отсеку занял несколько минут. Отсек уцелел, так как находился ближе к носовой части корабля. Разобравшись с замком, Иван зашел внутрь и сел в пилотское кресло. Чтобы деактивировать режим автоматического пилотирования, нужно было вручную ввести код доступа с клавиатуры, подтверждая присутствие человека на борту. После того как код был подтверждён, в навигационном отсеке зажёгся свет, и засветились мониторы систем управления. Данилов запустил программу диагностики корабля. Через секунду на дисплей стали поступать данные, полученные с датчиков. Анализ состояния был неутешителен. Данилов снова вышел на связь:

- Повреждения корабля критические, Вероника.

- Иван, постарайся вывести корабль на стационарную орбиту. Там мы сможем законсервировать его до момента, когда прибудут ремонтные бригады.

- Беру на себя ручное управление. – Пальцы забегали по клавишам. Некоторое время спасатель молчал, вглядываясь в показания датчиков. Потом лицо его сделалось тревожным. Он сказал:

- Похоже, главный двигатель вышел из строя.

- Ты не можешь управлять кораблём?

- Подожди, - Иван снова занялся приборами и через полминуты продолжил: - Как раз управлять я смогу. Рулевые двигатели, частично в порядке. Только вот их тяги не хватит, чтобы вывести корабли из объятий гравитации.

- Ты хочешь сказать, что падение неизбежно?

- Боюсь, что так. Передаю тебе данные с датчиков диагностических систем корабля.

- Я передам их в Аналитический Центр. Подожди немного. Думаю, мы найдём выход.

- Хорошо, - Иван откинулся в кресле и стал лихорадочно прокручивать варианты действий. И чем больше он думал, тем безнадёжнее представлялась ему ситуация. А терроформатор, тем временем, продолжал падать на планету. Перед глазами спасателя вставали картины глобальной катастрофы: гриб атомного взрыва на горизонте, ядовитые ветры, трупы повсюду. Взрослые и дети. Ядерная пустыня. Он поймал себя на мысли, что не может допустить этого. И не потому, что этого требовала его мораль, его долг, его духовные ценности. Не потому, что он чувствовал жалость к возможным жертвам катастрофы или ответственность за их жизни. Скорее это был «зашитый» далеко в подсознание яростный инстинкт, рудимент тех времён, когда человечество подвергалось риску исчезнуть навсегда в процессе естественного отбора и межвидовой конкуренции. И этот инстинкт требовал спасения людей любой ценой, стирая собственное «я». Слишком уж много жизней было поставлено на карту.

В какой-то миг пришла окончательная решимость, и лицо спасателя посветлело. Он стал быстро, словно заправский пианист, пробегать пальцами по органам управления на главном пульте, вызывая на экран то одни данные, то другие. Наконец, не дождавшись указаний из Штаба, Данилов снова связался с диспетчерской:

- Кажется, я знаю, что делать.

- Ты придумал? – голос Вероники дрогнул: - Прости, аналитики ещё не дали ответ…

- К сожалению, я не смогу обеспечить плавный спуск по глиссаде. Системы управления функционируют лишь частично. Но я просчитал, что при существующих возможностях управления, можно направить падение в океан. Я проверил, можно дотянуть терроформатор до области со средней глубиной 2400 м. Думаю, есть ещё тридцать-сорок минут до того, как корабль окажется в плотных слоях атмосферы. За это время, я смогу законсервировать ядерные источники питания и большую часть химических реактивов, чтобы потом подводники смогли их поднять со дна. После этого температура внутри корабля станет несовместимой с жизнедеятельностью человека. Даже одетого в скафандр.

- Ты сможешь вернуться на своём челноке?

- Нет, класс спасательного судна не рассчитан на работы в атмосфере. Да и я не смогу перебраться на него – скафандр рассчитан только на работу в невесомости. Челнок автоматически перестанет следовать за ТФ-145П, как только тот начнёт входить в атмосферу.

- Ты хочешь сказать?..

- Я всё обдумал, Верона. Иного пути, похоже, нет.

- Иван, подожди. Аналитики и лётные эксперты что-нибудь придумают.

- Что ж, хорошо. А пока они заняты этим, я, пожалуй, займусь консервацией реакторов.

Через десять минут Вероника снова вышла на связь:

- Иван…

- Да, Вероника?

- В центре сказали…в общем…- она разрыдалась не сумев совладать собой. Данилов молчал, давая девушке справиться со слезами. Потом он сказал:

- Я всё понимаю, Верона. Я тут почти закончил. Надеюсь, что всё будет в порядке.- Он некоторое время помолчал и добавил: - Хотел поговорить с женой и дочкой. Да боюсь. Страшно умереть не попрощавшись. А прощаться ещё страшнее. Ты уж им за меня найди нужные слова. Пусть лучше так…

- Хорошо, Ваня…Я всё сделаю…Я… – она не могла сдерживать слёзы, и позволила им катиться по щекам: - Спасибо тебе. Целый мир спасаешь, а благодарю только я одна.

- Ты держись, Вероника. Не плачь. Все когда-то уйдём. Такая видно судьба, - он немного помолчал и сказал: - Становится жарко. Мне нужно ещё кое-что успеть. Да и тебе не стоит смотреть. Я выключу связь. Спасибо, что была рядом. Не поминай лихом. – Иван заставил себя улыбнуться и, не дожидаясь ответа, выключил связь.

Вероника сидела и не могла унять рыдания. Она не слышала, да и не могла слышать, как ТФ-145 с рёвом вонзился в атмосферу Индиго-6, превращаясь в пылающую падающую звезду...


Планета Индиго-6. Побережье Залива Ветров. Вечер того же дня.


Весь день стояла хорошая тёплая для этого периода осени погода. Мужчины были заняты ловлей рыбы. Она с улыбкой наблюдала за мужем, объясняющим сыну, как правильно насаживать на крючок наживку. Ванечка внимательно, точно взрослый, слушал и кивал.

Они первый раз приехали в Залив Ветров на рыбалку – друзья мужа посоветовали. Она сама не очень любила рыбную ловлю, но уж больно сын просился. Пришлось уступить. И она не пожалела: место было просто сказочное. Залив был с двух сторон огорожен скалистыми мысами. Сейчас стояла осень, поэтому скалы казались серыми из-за высохшей травы и пятен лишайника. На скалах росли сосны, наклонённые в сторону материка. Залив оправдывал своё название. Осенью и зимой тут дули сильные ветры с моря, и все деревья были изогнуты, словно тянулись к большой земле. В середине залива берег был пологим, поросшим дубами и грабами, и заканчивался песчаными дюнами. Осень уже наступала на пятки зиме, передавая эстафету. Ещё может быть неделя, и земля укроется белым покрывалом снега. Не было на деревьях уже ни золотого, ни багряного. Всё стало бурым и серым, и только гроздья рябины алели на фоне вечернего неба.

День прошёл удачно. Они много гуляли, фотографировались. На обед жарили шашлыки. Сын был горд, что ему доверили следить за поджаривающимся мясом, и считал себя уже взрослым состоявшимся поваром.

Муж, подсекая крупную рыбу, случайно утопил коммуникатор. А свой Катя забыла дома. Может оно и к лучшему? Тишина. Идиллия. Побег от повседневной рутины. Изолированность от мирской суеты. Маленький семейный рай. Приближался вечер, казалось бы, вполне обычного дня. И откуда им знать, что в этот момент на планете объявлена тревога нулевого уровня, и люди, словно потревоженные муравьи в муравейнике, лихорадочно пытаются предпринять какие-то действия в практически безвыходной ситуации: срочно организуется эвакуация, многие бегут в импровизированные убежища. И уж точно они не могли знать, что в этот момент, где-то очень высоко над их планетой, неизвестный им парень по имени Иван отключил связь, оставив сидеть в тишине заплаканную девушку по ту сторону монитора.

Они решили запечь картофель в костре, а пойманную рыбу на решётке. Уже смеркалось. Стало прохладнее, а с моря подул влажный вечерний бриз. Чтобы согреться, они сели поближе к пламени и смотрели вдаль, задумавшись, каждый о чём-то своём: Сергей думал о предстоящей защите докторской диссертации, Катя о том, как хорошо отдыхать всей семьёй вдали от цивилизации, Ванечка же мечтал о том, о чём мечтают все мальчишки в его возрасте. Огонь весело потрескивал, роняя в сумерки жёлтые искорки. Те улетали в темноту, словно маленькие метеоры

Неожиданно, вдали на небосклоне, яркая звезда сорвалась с небес, оставляя за собой мимолётный огненный след, и упала за горизонт, в океан.

- Вы видели? – воскликнул мальчишка.

- Что? - отвлёкшись от собственных мыслей, спросил Сергей.

- Звезда упала!

- Видели-видели, - успокоила сына Катерина. – Загадывай желание.

- Загадать желание? – мальчик был немного удивлён.

- Если ты видел, как падает звезда, ты можешь загадать желание, - объяснила мать.

Ванечка посмотрел на отца. Сергей утвердительно кивнул.

- Что ж, - глаза мальчика мечтательно затуманились на несколько мгновений, после чего он уверенно сказал: - Я загадал!

А чёрное осеннее небо смотрело на мальчугана сверху глазами ещё не упавших звёзд…


promo oskanov august 6, 2018 14:50 43
Buy for 20 tokens
Ответ на загадку. "Странные какие-то грибы", - сказала жена и добавила: – "Доешь, пожалуйста, за меня". А у меня новость. Я давно хотел создать нечто подобное, но не решался. В том смысле, что вести весь блог так не хотелось, а отдельный блог вести – не было подходящей платформы. В общем, я решил…

  • 1
Надеюсь рассказ стоил потраченного на прочтение времени. ;)

Понравилось, как хорошо, что умеют мечтать..., финал действительно напомнил Брэдбери.

Спасибо за отзыв. А что именно у Бредбери с таким финалом? Я читал его в детстве, но никогда сильно не увлекался.

Сижу на работе, глаза на мокром месте, нельзя так с утра...

Спасибо за отзыв. Обещаю следующий пост сделать веселее. Но мне лестно, что рассказ тебя растрогал. ;)

Странно, что не прочла её сразу. и да, ее стоит прочесть за те эмоции, что вызывает ...

Тронуло. Спасибо!

бойся собственных желаний...
думаешь, мы всё-таки будем летать в далёкий космос и осваивать там планеты?

Мы с тобой – сомневаюсь. Но очень хочется верить, что человечество когда-нибудь полетит. :)

Меня всегда волновал вопрос (ну не совсем всегда, но задумывалась бывало), смерть - внезапна, это с одной стороны таит в себе неизбежность, а с другой иллюзию надежды, что жить ты будешь долго и счастливо...А вот, как/что должен чувствовать человек добровольно идущий на смерть? Т.е - ты сам выбираешь свою смерть...

Трудно сказать. Хотелось бы помереть хрестоматийно – в собственной кровати, окруженный скорбящей любящей роднёй. :)

Я всегда думала, что загадывать нужно пока звезда падает, а не после того, как она упала. Успеть надо.

Правильно думала.

Брэдбери не читала, а вот фамилия сразу вызывает в памяти стойкое словосочетание "Альтист Данилов".
А так рассказ стоит прочтения.

Спасибо за отзыв. :)

  • 1