Яков Осканов (oskanov) wrote,
Яков Осканов
oskanov

По пути в Серенгети

Этот пост у меня долгострой. И этому есть причины. Когда пишешь о месте для тебя особенном, хочется написать хорошо. Точнее хочется написать гениально, но соглашаешься хотя бы на "хорошо". А потому я писал размеренно, не форсируя собственное вдохновение. Пытаясь отмерить каждое слово и точно передать собственные чувства. Что из этого получилось – судить вам. Тем, кто как и я зачитывался в детстве Дарреллом и Адамсон посвящается... :)




06:30

Будильник звонит в шесть тридцать, вырывая меня из цепких объятий сна, навеянного томной тропической ночью. Солнце уже вовсю упёрлось лучами в задёрнутые шторы, пытаясь проникнуть в комнату и дотянуться до белокожих лежебок, осмелившихся проигнорировать восход. За окном слышен нестройный птичий хор, прославляющий приход очередного дня. "Проснись и пой!" – бормочу я сам себе и начинаю будить остальных членов семьи.

Нам предстоит долгий путь из Кении в Танзанию, а потому время терять не стоит. Нужно позавтракать, собраться, и погрузиться в транспорт, чтобы пораньше добраться до границы к точке, возле которой на карте значится – Isebania. Там нас должен ждать транспорт танзанийцев и наш новый гид, и долгий переезд в край моей мечты – Серенгети.


№01. В нашем домике...




07:30

Завтрак съеден, лица умыты, вещи упакованы. Мы с чувством лёгкой грусти покидаем этот гостеприимный лодж, который (забегая вперёд) оказался самым уютным за всё время нашей поездки. Как хочется верить, что мы когда-нибудь вернёмся сюда, на берег реки Мара. И сможем насладиться великолепной, оказавшейся неожиданно изысканной кухней. И посидеть после захода солнца над рекой у обрыва с бокалом вина, слушая как фыркают внизу бегемоты, угадывая как ворочаются их внушительные туши. Но сейчас не время для грусти. Впереди ждёт дорога, приключения, и, конечно, много диких зверей!


№02. Делаю на прощание фото лоджа. В одном из таких домиков мы и жили.




08:00

Кенийские дороги – родные сёстры российских. Единственная разница в том, что на наших дорогах асфальт хотя бы один раз, да и возлежал, а кенийские дороги целомудренны и чисты, и под асфальт ложиться не планируют. Норов у них крут и ухабист, а потому, когда водитель разгоняется по кочкам чуть быстрее нужного, можно услышать как где-то вдалеке, в районе задних сидений, тихонько сквернословят наши барышни.

С возвышенности открывается вид на саванну – зелёное сукно бильярдного стола, в которое были хаотично воткнуты одиночные грибы акаций. Зверей не видно, и это говорит о том, что мы покинули территорию национального парка, где охотиться на них запрещено. Чем, видимо, и пользуются местные племена.

Грунтовка привела нас на асфальтовое шоссе, прямое как лезвие меча, которое рассекает изумрудную зелень саванн, ржавыми неровными кромками оранжевых обочин. Ехать стало веселее – пыль больше не летит, тряска унялась. Транспорт стал подпрыгивать реже, мы опустили стёкла и начали фотографировать.


№03. Саванна


№04. Виды за окном


№05. Местные пастухи




09:00

Периодически в кадр вплывают небольшие деревушки, прилепившиеся к краю дороги. Всем своим видом эти поселения демонстрируют изобретательность кенийского народа, способного собрать жилища из любых подручных средств. Как и дороги, кенийские деревеньки являются родными сёстрами российских. Лишь зонтичные акации и интенсивный загар местных селян отличают картину южно-русской глубинки от той, что проносится за окном.

Занимательно, что взрослое население позирует неохотно. Видно, что им уже порядком надоел вид богатых белых людей, фотографирующих их, словно экспонатов зоопарке. Они часто закрываются руками или просто отворачиваются, в отличие от азиатских народов, к примеру от сингалов или кхмеров, которые позируют охотно.


№06. Деревенька


№07. Мне нравится персонаж в длинном пиджаке и резиновых сапогах. :)




09:30

Дети же, напротив, всегда радушны и приветливы. Завидев туристов, они бегут к краю дороги и машут руками, улыбаясь во весь рот своими белоснежными зубами. Мне они напомнили о моём детстве. Мы в СССР тоже редко видели иностранцев и тоже охотно вступали с ними в контакт, так как это было в диковинку – пообщаться с людьми из другого мира. Как и у меня в детстве, у них нет компьютеров, мобильных и возможности поехать посмотреть мир. Только речка, мяч и активные игры на свежем воздухе. С той лишь разницей, что в моём детстве не было риска, что тебя съест лев или растопчет бегемот. Впрочем, вспоминая собственные развлечения юных лет – догонялки на стройке и запрыгивание на ходу в товарные поезда, – я понимаю, что у каждого детства свои риски.


№08. Мы несколько раз останавливались и довольно быстро истощили свой запас шоколадных конфет.


№09. Хочется верить, что страны Африки поднимутся с колен, и у этих детей будет возможность побывать в России.




10:00

Пару раз довелось пересечь реку. Эх, если бы не дефицит времени, я бы с удовольствием бы побродил по берегам. Днём в нагретой солнцем саванне большинство зверей прячется, а вот в тенистых зарослях речушек и ручьёв всегда бывает живность. Как житель выросший в степи я это прекрасно знаю. Но, увы, время не ждёт. Зато ждёт Серенгети. Скоро, уже сегодня, мы там окажемся. И эта мысль утешает, отвлекая от желания остановиться для исследования очередного живописного ручья.


№10. Притаившееся в кустах зверьё вздохнуло облегчённо: "Проехал мимо, чертяка окаянный!"


№11. Неумело затаился в зарослях местный житель. Но мы-то его видим. :)




10:30

Пока мы едем к границе, хочется сказать пару слов о кенийской жизни. К счастью или к несчастью для меня, в кенийских городах, как таковых, я не был. Наша компания проигнорировала Найроби, и отправилась на сафари прямо из аэропорта. Мы решили, что нужно наслаждаться тем, за чем мы сюда приехали – невероятной природой, равной которой нет в мире. Благо в интернете и без меня имеется достаточное количество популярных блогеров, которые нафотографируют тонны трущобного мусора, нищеты и помоек. Терять ради этого день не хотелось. Поэтому, вся жизнь, которую мы видели – это, в основном, национальные парки и сельская местность. Конечно, в сёлах царит нищета, и да – там не купить сим-карту формата "микро" и, тем более, "нано". Там нет банкоматов, wi fi, и даже adsl, а местные жители не проводят свой вечерний досуг в lounge cafe и не ходят по бутикам. Но! Если бы вы были на просторах сальских степей, и посмотрели как выглядит быт российской глубинки возле Ростовского заповедника, то вы бы вдруг осознали, что, в общем-то, определённая схожесть с Африкой имеется. Но если быть объективным, наше село более развито. Это видно по материалам из которых возведены постройки, по сельхозтехнике, по транспортным средствам. Я не был очень давно в глубинке центрально-чернозёмной полосы России, но сёла нашего юга определённо живут лучше кенийских.


№12. Если бы не листья банановой пальмы над одной из крыш, я бы мог подумать, что это южно-российская деревушка.


№13. Масайская гостиница, бар, ресторан. Допускаю, что бар–ресторан – для местных, но вот интересно, останавливаются ли в этой гостинице белые туристы?




11:00

Впрочем, некоторые деревни отличаются своим видом от наших. Некоторые народности до сих пор строят вот такие экзотичные для нашего глаза жилища. Хоть мы и привыкли считать кенийцев масаями, на самом деле на территории страны живёт множество племён. По типу жилища можно иногда определить народность. Насколько я понял, эти домики не масайские. Если не ошибаюсь, они принадлежат народности луо. Кстати, Барак Обама, наполовину луо, и кенийцы этим очень гордятся. :)


№14. Это не бутафорские домики для развлечения туристов и не музей под открытым небом.


№15. Вот такая африканская пастораль.




11:30

Ну, а мы прибываем в Исебанию – пограничный пункт с Танзанией. Нам предстоит обед, после которого нас (откормленными) передадут новому гиду. Пограничный переход весьма условный, все ходят туда-сюда. У местных жителей какой-то упрощённый режим пересечения границы. Мы же идём получать танзанийскую визу. Я надеялся, что как и кенийская, она будет представлять собой цветастую вклейку, но к моему разочарованию, в паспорт ничего не вклеили, а просто написали что-то от руки. Потом у нас проверили сертификаты о том, что мы привиты от жёлтой лихорадки и пропустили. Добро пожаловать в Танзанию!


№16. Надпись на заборе: Мечеть-Джамия, Исебания. Нужно отметить, что Кения – христианская страна, а Танзания – мусульманская.




12:00

Мы прощаемся с нашим кенийским гидом, к которому очень привыкли. Джейкоб отличный гид, хорошо знает животных и их "нычки" в национальных парках. Благодаря ему в моих архивах появились фотографии с леопардом, и отличные сюжеты с носорогами и львами. Как обычно, расставаться немного грустно, но я утешаю себя тем, что мы ещё обязательно встретимся, а каждое новое расставание есть лишь прелюдия к новой встрече. :)


№17. Фото на память. :)




12:30

Нашего танзанийского гида зовут Адам, что символично, если принять во внимание, что Танзания является колыбелью человечества. Адам тоже, как и Джейкоб, негр (политнекорректно), афроамериканец (при чём тут Америка?), афроафриканец (абсурдная тавтология) ...ммм... африканец. Впоследствии окажется, что он страстно увлечённая животными натура, и очень хорошо разбирается в местной фауне. В кабине нашего транспорта окажется несколько книжных определителей местной фауны, которые сильно пригодятся в нашей поездке. Танзанийский транспорт всем понравился больше чем кенийский. В Кении мы передвигались на очень старом микроавтобусе Toyota Hiace, со сдвижной крышей. Он был заднеприводным, что несколько раз приводило к тому, что нам приходилось выталкивать его из грязи, а один раз брать его на буксир внедорожником, пришедшем на помощь со стороны. Ветхость микроавтобуса привела к тому, что в один не очень прекрасный день он сломался, и мы простояли на солнцепёке с утра до самого вечера.

Адам объяснил нам, что по танзанийским законам возить туристов на сафари можно только на полноприводных внедорожниках, поскольку могут идти дожди и спонтанно образовываться ручьи, которые придётся пересекать в брод. Чтобы не подвергать туристов лишнему риску, их перевозят на специально оборудованных автомобилях. Я обратил внимание, что примерно 60% всех транспортов – переделанные для сафари Toyota Landcruiser 70, с механической коробкой передач, дизельные, полноприводные, семиместные, с откидной крышей, для фотографирования. Ещё где-то 30% занимают Land Rover Defender, примерно 10% - Nissan Patrol. Mitsubishi Pajero не представлена вовсе. Возможно из-за своих размеров, не позволяющих сделать авто семиместным. Нашим "боливаром" оказалась Toyota, которая легко выносила семерых. :)


№18. Нескромный дорожный просвет, рессоры, шноркель – в облике этой машины всё намекает на то, что она готова к африканскому бездорожью.




13:30

По дороге в Серенгети мы занимаем себя разговорами с Адамом. Во-первых, интересно узнать о Танзании и о том, чем она отличается от Кении. Мы задаём много вопросов, и получаем целый ворох любопытных фактов. Адам говорит, что общество в Танзании сильно отличается от кенийского из-за религии. Если вас будут грабить на улице в Кении и вы будете кричать, то все разбегутся от греха подальше, а в мусульманской Танзании придут на помощь и будут всем миром бить грабителя. С ворами тоже обходятся жестоко и могут запросто покалечить, если поймают с поличным. Зато коррупция буйным цветом произрастает в обеих странах, цветёт там и пахнет. Я спрашиваю, как Адам относится к президенту и его команде. Наш гид сардонически улыбается и говорит: "Они воры. Продают страну иностранцам, пуская "инвесторов" грабить страну и добывать невосполнимые природные ресурсы". Я спрашиваю, кто же основные инвесторы. Оказывается, что американцы.


№19. Ну, а просто население продолжает пасти коз. Кому на Танзании жить хорошо?.. :)




15:00

Чем дальше в глубь страны, тем живописнее становятся пейзажи, и мы с восторгом наблюдаем за видами, которые плещут буйной зеленью в нас через окно. Периодически из драматично нависших туч срывается дождь, которому все, в общем-то, рады. Он приносит саванне прохладу, позволяет траве зеленеть, а фотографам получать живописные кадры в свою коллекцию. Скоро сезон дождей закончится и вся зелень выгорит, саванна станет жёлтой, а небо – безоблачно синим, и всё это вместе будет напоминать украинский флаг. Зеленеть останется лишь суккулентный канделябровый молочай, который успел запастись влагой до конца сухого сезона. Эти удивительные растения, напоминающие гигантские меноры, отлично украшают пейзаж. А в лабиринте их ветвей укрываются от полуденного зноя многочисленные мелкие обитатели саванны.


№20. Канделябровый молочай справа, за ним ещё правее на горизонте другой...




16:00

Чем ближе к Серенгети тем "хрестоматийнее" становятся картинки за окном. Именно так я представлял себе саванну. И хотя в Кении мы повидали немало саванн, всё же типичные виды из "national geographic" мы увидели именно в Танзании. Погода после обеда наладилась, небо стало пронзительно синим, с живописной облачностью, и всё вокруг застрекотало, засвистело, зачирикало и запело. Крупных зверей пока не видно, и видам немного не хватает жирафов и зебр. Гид просит набраться терпения. "Всё будет!" - обещает он и мы ему верим.


№21. Ещё одна картинка, чтобы ваши глаза успевали отдохнуть от моих букв.




17:00

Добрались! Дорога приводит нас к месту, о котором я мечтал по меньшей мере тридцать лет. Мне даже немного странно, что граница этого места отмечена так скромно. По моим представлениям въездные ворота в Серенгети должны быть сделаны из золота, инкрустированы алмазами, изумрудами и божественной благодатью. Но нет... увы! Мир не разделяет моего восторженного отношения к этому месту. Ворота сделаны скромно, и со вкусом. Остановись мгновенье! Ты прекрасно! :)


№22. Серенгети.




17:30

Мою эйфорию трудно передать, я чувствую себя одновременно Дарреллом, Гржимеком и Николаем Николаевичем Дроздовым. В мозгу на полной громкости надрывается Юрий Антонов: "Мечты сбываются!!!" Я глотаю горячий африканский воздух вперемежку с дорожной пылью и запахами саванны. Это самый вкусный воздух из всех, что мне доводилось пить. Это вкус счастья, настоянный на детских сокровенных желаниях тридцатилетней выдержки. Очень, очень редкий вкус. :)


№23. У нас в запасе от силы полтора часа, чтобы добраться до места ночлега. Поэтому фоткаем на ходу.


№24. Истинный хозяин саванны - слон - встретил нас у границы национального парка.


№25. Этот симпатичный зверь называется топи. :)


№26. А это дикдик - самая маленькая из антилоп. Весит 5 килограмм всего.


№27. Масковые ткачи - тема для отдельного поста.




18:00

После шести начинает смеркаться. Адам встревожен. Говорит, что мы немного выбились из графика и нужно поднажать. В темноте по национальным паркам ездить запрещено, а потому нужно обязательно добраться до нашего лагеря до того, как Бог выключит солнце. Вечерний мягкий свет дарит шикарные снимки. И я мысленно заламываю от досады руки, сетуя на дефицит времени. Заламывать руки наяву – непозволительная роскошь, т.к. они заняты в процессе интенсивного фотопроизводства.


№28. Звери радуют. Почтили своим присутствием жирафы.


№29. Отметились зебры.


№30. Несмотря на спешку, я смог упросить гида остановиться у реки. Картинка оказалась в точности такой, как мне в детстве мечталось.




18:30

Съёмка бегемотов ещё сильнее выбила нас из графика, но трофеи того стоили. После этого я готов не снимать оставшуюся часть пути. Но, естественно снимаю. Пусть и на ходу.


№31. Закат.


№32. Павианы играют у обочины.


№33. Семейство львов готовится ко сну.




19:00

Темнеет стремительно, но даже при таком свете кадры выходят великолепными. Адам говорит, что осталось совсем немного и через десять-пятнадцать минут мы будем на месте нашего ночлега. В нашей группе все слабо представляют себе каким именно будет ночлег, так как тур планировал я и описал этот этап путешествия просто: "А в Серенгети мы проведём ночь в романтическом местечке, прямо посреди саванны". Согласитесь, звучит клёво. До этого мы уже посетили несколько романтических мест, поэтому никакого подвоха мои спутники не чувствуют.


№34. Последние лучи...


№35. В районе 19:30 солнце выключают окончательно.




20:00

Романтическим местечком оказывается палаточный лагерь, разбитый прямо посреди саванны. Никаких загородок и заборов. Просто палатки. Полное слияние с природой. Электричества нет. Мобильной связи тоже. Wi-Fi отсутствует. Часть присутствующих заявляет, что в палатках ночевать они не будут. Я искренне удивляюсь и аплодирую их смелости, говоря о том, что сам не решусь спать вне палатки, но с удовольствием утром выслушаю их рассказ о ночёвке на открытом воздухе. Мою иронию понимают, меня тихонько проклинают, воздух вокруг окрашивается в тона ненормативной лексики. Безысходность, такая безысходность. Чтобы как-то успокоить присутствующих, я читаю им стихи Гумилёва:

...И не раз из них в тишине ночной
В лагерь долетал непонятный вой.

Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы.

Но трусливых душ не было меж нас,
Мы стреляли в них, целясь между глаз.


Души моей прекрасные порывы оценены не были. Но бить меня не стали. Только дочка сохраняет оптимизм и доверие. Нас встречает пара смотрителей лагеря и распределяет по палаткам. Оставляем вещи и идём в общую палатку на ужин. Ужин оказывается сытным и вкусным. Это смягчает остроту переживаний. В конце концов, у нас есть костры, и можно всегда отпугнуть зверей горящей головнёй. Я тысячу раз читал о подобном в приключенческих романах.


№36. Общий вид на лагерь.




21:00

Животы сыто урчат, и мы с бокалами вина (лично я с бутылочкой местного пива) сидим возле палатки с восхищаемся ночными видами саванны. Это потрясающие впечатления. Вокруг всё дико и нетронуто. Не слышно машин, нет светового марева, которое висит в ночи над городами. Самое время и место, чтобы отрешиться, и подумать о чём-то возвышенном и прекрасном... Мне никогда ещё не доводилось переваривать пищу в такой гармонии с собой и окружающим миром.


№37. Вот такой, собственно, у ночной саванны вид.




22:00

Перед сном нам проводят инструктаж. Правил немного: ночью из палатки не выходить, молнию на входе не расстёгивать. Главное средство самообороны – свисток. "Если что – свистите", – наставляют нас. Я, правда, не уверен, что у меня получится до смерти засвистеть льва. Я даже сомневаюсь, что смогу как-то ранить его слух – свисток звучит тихо и минорно. Как реквием. Отдал свисток жене. Ей так спокойнее.


№38. Наша палатка.




23:00

Несмотря на романтическую обстановку, спать мы ложимся рано. Завтра мы встаём в 5:30, что в шесть начать нашу поездку по Серенгети. День, хоть и был прекрасным, но всё же утомил нас. Нужно хотя бы немного отдохнуть и набраться сил. И потому мы, войдя в свою палатку, тут же увалились спать, и провалились в крепкий здоровый сон без сновидений. Говоря "мы", я имею в виду себя и дочь. Так как жена решила, что в этой семье должен быть хотя бы один здравомыслящий человек, а потому продежурила всю ночь на боевом посту у свистка.

Вот такой выдался денёк. Надеюсь, вам понравился. Потому что мне он понравился сильнее подавляющего большинства прожитых дней.


№39. Кровать, милая кровать.




Другие очерки о Танзании:
Вступление: "А почему Африка?"
Самый романтичный ресторан.
Несколько слов о Занзибаре.


Tags: Африка, Танзания, путешествия
Subscribe

Posts from This Journal “Африка” Tag

promo oskanov август 6, 2018 14:50 43
Buy for 20 tokens
Ответ на загадку. "Странные какие-то грибы", - сказала жена и добавила: – "Доешь, пожалуйста, за меня". А у меня новость. Я давно хотел создать нечто подобное, но не решался. В том смысле, что вести весь блог так не хотелось, а отдельный блог вести – не было подходящей платформы. В общем, я решил…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →