Categories:

История головы

Город пал. В вечернее небо тёмными жирными столбами устремлялся дым пожарищ. Тут и там лежали трупы защитников древней Аюттхаи. Но и тел нападавших тоже хватало – горожане дорого продали свои жизни, защищая столицу от бирманских завоевателей.

Битва уже закончилась. Воевода тайцев Прая Так, осознав безнадёжность исхода сражения, сплотил вокруг себя небольшой отряд бывалых воинов, железным кулаком решительной кавалерийской атаки прорвал кольцо осаждающих и скрылся в наступающих сумерках.

Бирманцы овладев городом, с неспешностью свойственной победителям грабили его, методично обходя квартал за кварталом.

Иногда слышались крики и мольбы о пощаде. Мародёры насиловали не сумевших спрятаться или убежать девушек. И убивали монахов, которые не захотели покидать храмы.

***

Он был непревзойдённым бойцом, и в бирманской армии не было воина, который бы отважился сразиться с ним в честном бою. Огромного роста и силы, он походил на дикого быка гаура, и всегда был первым, кто бросался на врага, вдохновляя и ободряя братьев по оружию. За это его так и прозвали со времён первых походов – Гаур.

Оставив позади воинов авангарда, которые грабили королевский дворец, он подошёл к воротам величественного храма Махатхат.

Пройдя ворота, он вышел во внутренний двор, и неожиданно наткнулся на группу людей: молодого тайского воина и нескольких монахов. Таец шёл впереди, ведя за собой остальных. В руках последователей Будды были холщовые мешки, в которых лежали священные тексты и драгоценные реликвии храма.

Увидев перед собой великана с мечом наперевес беглецы резко остановились, будто бы натолкнувшись на стену. Монахи попятились, а воин выставил перед собой меч, приняв защитную стойку.

Несколько секунд бойцы стояли оценивая друг друга. Потом Гаур нанёс первый пробный удар. Не сильно, оценивая соперника. Юноша отразил его. Но было видно, что это далось ему нелегко. Бирманец сделал ещё несколько быстрых и мощных выпадов и стало ясно – противник ему не ровня. Удар, ещё удар. Юноша пятился отчаянно сражаясь за свою жизнь, пока не упёрся спиной в забор храма вдоль которого стояли статуи Будды. Они с безмятежным спокойствием взирали на происходящее.

Пора заканчивать, подумал Гаур, сделал друг за другом два обманных финта, заставивших тайского воина опустить меч защищая ноги, и резко с полуоборота нанёс рубящий удар, намереваясь отрубить противнику голову. Нога его неожиданно зацепилась за камень, он потерял равновесие и удар получился чудовищной силы, но выше, чем планировал бирманец. Меч с размаху врезался в шею. Но не юноши, а статуи. Брызнули каменные осколки, и голова Будды с глухим стуком упала на землю и откатилась к корням молодого фикуса.

Меч от удара тоже сломался, а в кисти что-то хрустнуло и руку пронзила боль. На мгновение Гаур замешкался и не сразу осознал, что уже мёртв.

Юноша не растерялся и воспользовался секундой, подаренной судьбой. Всю силу, отчаяние и желание жить вложил он в удар, и его меч почти не встречая сопротивления разлучил голову и тело бирманца.

Голова какой-то миг ещё покоилась на своём месте, а потом резко съехала набок и полетела вниз. Прокатилась несколько шагов и замерла у головы Будды. И улыбающееся безмятежное каменное лицо было последним, что увидел Гаур перед тем как наступило абсолютное ничто...

Две головы лежали на траве и смотрели друг на друга...

Тайский воин взял себя в руки, пытаясь выровнять дыхание, сделал несколько шагов взад-вперёд, потом повернулся к монахам и скомандовал шёпотом, чтобы те следовали за ним... Ещё минута и их силуэты скрылись непроглядном ночном мраке.

Утром бирманские воины, пришедшие в монастырь, увидели страшную картину. Их предводитель лежал обезглавленный перед обезглавленной статуей Будды. Головы их тоже лежали рядом и смотрели друг другу в глаза. Сломанный меч лежал рядом.

"Святотатство! Будда покарал Гаура за святотатство", – послышались возгласы среди воинов. Никто не хотел подходить к осквернённой статуе.

Тело и голову товарища бирманцы в конце концов забрали. А вот прикасаться к голове Будды побоялись. Нет людей более суеверных чем воины, что постоянно сталкиваются со смертью.

***

Совсем скоро бежавший тайский воевода Прая Так сплотил свой народ и выбил бирманцев с родной земли. А город восстанавливать не стал, перенеся столицу в более стратегически удачное место.

Шли годы, на руины наступали джунгли и город сдавался, утопая в неистовой зелени, как скелет утопает в песках пустыни. Подрос и фикус, постепенно оплетая своими корнями лежащую на них каменную голову. Кажется, что фикус обнимает своими корнями Великого Учителя, а тот, как и прежде, невозмутимо улыбается...

***

Мама! Мама! – посмотри. Я обернулся на возглас, хоть я и не мама. И посмотрел, куда показывает девочка. Среди развалин старинной Аюттхаи ходит много туристов. Но в одном месте, под старым раскидистым фикусом, образовалась какая-то бурная активность. Все туристы что-то оживлённо фотографировали. Я подошёл поближе и увидел каменную голову Будды, оплетённую корнями.

– Как она там очутилась? – спросил я.
– Никто не знает, – ответил Санья, наш гид. – Такой её нашли, когда археологи очищали город от джунглей.


promo oskanov august 6, 2018 14:50 43
Buy for 20 tokens
Ответ на загадку. "Странные какие-то грибы", - сказала жена и добавила: – "Доешь, пожалуйста, за меня". А у меня новость. Я давно хотел создать нечто подобное, но не решался. В том смысле, что вести весь блог так не хотелось, а отдельный блог вести – не было подходящей платформы. В общем, я решил…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded